seltsimees: (Default)

Originally published at Крадущийся песец, затаившийся енот. You can comment here or there.

Да, сейчас ситуация кажется комической, хотя, конечно, не только комической. Чего я хотел? Я хотел разыскать, спасти и сохранить тех, кто казался мне несправедливо забытым, обиженным и изживаемым. Как некогда натуралисты взялись сохранить жизнь вымирающим видам животных, я целью своей жизни положил сбережение сказок и мифов. Вытесняемым религией, наукой и обыденностью, думал я, им не к кому обратиться за помощью, кроме романтиков и мечтателей, которых тоже стало слишком мало. Как они, наверное, жмутся по тёмным уголкам истории и некультивированным ещё джунглям. Только суеверие, безжалостно выкорчёвываемое, но не побеждённое, сохраняет им жизнь в наш просвященный век, и как печальна должна быть эта жизнь. Я не могу уже повторять востороженные слова, которые рождались в моей голове, когда я решил, что осознал своё предназначение, но помнится, они вызывали у меня сладкую дрожь.

О да, я жаждал предназначения… Впрочем, к чёрту пафос. Когда тебе за 30, ты сравнительно неплохо устроился в жизни, имеешь постоянный круг интересов, даже хобби, приходит скука. Краски меркнут, желания повторяются изо дня в день, и удовлетворение их приносит всё меньше удовлетворения тебе. И тут, тебе приходит в голову мысль, достаточно оригинальная, чтобы быть уникальной. И как бы она ни была безумна, ты цепляешься за неё, вопреки здравому смыслу, вопреки собствнному неоднократно декларированному материализму. О да, да, найти домовых, гномов, эльфов, леших, и прочих существ, населявших по воле воображения не до конца обжитое человеком пространство. Найти и восхищаться, ужасаться, давать им то, чем они нынче незаслуженно обделены. И растроганно плакать над их недоверчивой благодарностью. Тьфу. Помещение всё-таки придётся проветрить от розового тумана пафоса.

Так вот, прежде всего хочу сообщить - вампиров не существует. Нет, я не использую слово “вампир”, как обобщение. Вампиров - кровососущих мертвецов - нет. Точка. Возможно, это удивительный факт, но ни Брем Стокер, ни народные и инородные легенды, так и не породили ни одного вампира. Поклонникам “Полнолуния”, “Маскарада” и чёрно-белого кино - мои соболезнования.

Зато все остальные… Я не знаю с чего начать. Эники-беники-ели-вареники. Ага! Представьте себе непомерно толстые губы, гигантские сиськи, неестественную, почти скелетообразную худобу, длинные разноцветные ногти, вульгарные лица неопределённого пола. Так, точнее, в том числе так, выглядят эльфы. Про длинные уши, светлые лики и стрекозинные крылья можете забыть - всё это придумано, чтобы сбить со следа. Эльфы довольно отвратительны на вид, но это моё частное мнение. Для многих описанные выше признаки стали желанными образцами моды. Кстати, турнюр тоже скрывает одну из отличительных особенностей эльфов. Чтобы не превращать моё письмо в справочник, упомяну только, что эльфы не обязательно обладают всем набором гипертрофированных органов. Некоторые могут даже сойти за людей, если не будут демонстрировать… Впрочем, ладно.

Эльфы первыми нашли способ скрыться от человеческого взгляда навиду. Как нетрудно догадаться - их прибежищем стал гротескный, постоянно меняющийся, но остающийся неизменным мир моды. Впрочем, кажется, они ещё пытались прятаться под балахонами прокажённых, но этот вариант не даёт желанного качества жизни.

Гномы. О да, гномы тоже существуют. Их отличительная черта - чрезмерная округлость форм, вплоть до визуального подобия небольшому аэростату. В основном за счёт живота. А ещё, по древней традиции они не стрегут бород. И хоть есть среди них некоторые пренебрегатели традициями, большинство - в том числе женщины - носят бороды и густые брови. Ещё, со времени обитания под водой, - да, да, под водой, а не под землёй, у них сохранилась плавательная перепонка между ног и между руками и телом. Многие из них её вырезают в младенчестве, но более традиционные семьи скрывают под широкими необременительными балахонами. Догадайтесь, где нашли свою “экологическую нишу” гномы.

Лешим долгое время не нужно было слишком уж скрываться, не было нужды. Кроме копыт, извращённого чувства юмора, и любви к накоплению, они не слишком отличаются от людей. Странно, что многих из них так потянуло в прапорщики, когда индустриализация и урбанизация потеснили их родовые леса. Это своего рода рок. Добавить бы сюда музыкальное оформление, что нибудь мрачное и торжественное.

Драконов во все времена было немного…

Впрочем, ладно, хоть это и “последняя” глава задуманной мной красной книги, я не хочу раскрывать в ней всех тайн, открывшихся мне столь неожиданно.

Вы, возможно, догадаетесь, о причине побудившей назвать начало моего повествования последней главой, особенно учитывая, что оформления будущей книги, если она вообще будет, я не знаю. Может она будет зелёной. Как думаете?

Человек. Вот, кто оказался вымирающим видом в мире сказок и мифов. Они, конечно, не были порождением его воображения, тут мой материализм внезапно не пострадал. Да, “волшебные народцы” всегда жили пососедству, и суеверие было всего лишь защитой человеку. Если у вас есть вкус к комедии положений, вы должны уже по крайней мере улыбнуться. Хотя, может, и испугаетесь. Что до меня, я был подготовлен к своему открытию. Хотя и ирония, и смутный ужас этого открытия мне знакомы.

Что ещё важно, каждый из *них* искал свой путь к выживанию самостоятельно. И Дарвин великий им путь озарил. И, простите, тут мне действительно трудно сдержать улыбку, независимо от ваших собственных переживаний. Они до сих пор прячутся от “людей”.

seltsimees: (Default)

Originally published at Крадущийся песец, затаившийся енот. You can comment here or there.

Часовщик оторвался от своей кропотливой работы. Его лицо напоминало циферблат отстающих песочных часов и вспять отмеряло геологические секунды.
- Все хотят, чтобы завтра наступило вчера. Ничем не могу помочь, - протикал он.
Мне потребовалась пара наручных минут, чтобы освоиться с банальной абсурдностью происходящего. Часовщик ждал, прижав пальцем тень от гномона.
- Давайте хотя бы в обратном порядке? У меня голова кружится, - голова моя и правда кружилась, хорошо хоть не слишком быстро и всё-таки не буквально.
- Я действительно не могу помочь, - снисходительно усмехнулся часовщик и сверхъестественные впечатления закончились, теперь он был наконец-то похож на обычного старичка.
- Но мне не надо, чтобы завтра наступило вчера.
- Я не говорю про сейчас, просто послезавтра тебе захочется, чтобы завтра наступило вчера, а сегодня вообще не случалось.
- А мне этого обязательно захочется?
- Ну, если бы это было обязательно, мы бы, наверное и не встретились.
- То есть пять минут взаймы вы можете мне дать?
- Я беру большие проценты.
- Я знаю, но можете ли вы взять их задним числом?
- Конечно, я же уже взял их. Те самые пять лет, когда ты мог бы исправить то, ради чего сейчас просишь пять минут.
- А если я передумаю?
- Ты мог передумать десять лет назад, а сейчас уже поздно, - Часовщик вынул из ящика стола пять минутных стрелок, - вот, возьми, они тебе пригодятся.
- Разменяйте секундами.
- Хорошо, но только одну. И так уж и быть, один из тех пяти лет, ты можешь прожить позже, только не торопись, мой тебе совет. И учти, помочь я тебе не могу, хотя может помощь моя и не понадобится.
Я вышел из лавки, и в моём кошельке позвякивали 4 минуты и 60 секунд. И я знал, как их потратить.

seltsimees: (Default)

Originally published at Крадущийся песец, затаившийся енот. You can comment here or there.

Как только во двор въехала скорая, немногие освещённые окна погасли одно за другим. Пожилая докторша, фельдшер и два крупных медбрата уверенно вошли в третий подъезд. Квартира №45, второй этаж. Их ждали, в ответ на звонок в квартире раздались три выстрела.
- Отличненько, - потёр руки фельдшер, - меньше возни.
- Открывайте, - устало сказала доктор медбратьям, - надо удостовериться.
Старший медбрат открыл дверь своим ключом. Вопреки ожиданиям, неожиданностей не последовало. Не было ловушек, не было крупных агрессивных животных.
Вся семья - отец, мать и дочка - лежали в гостиной. На столе лежала записка. Доктор подожгла её и прикурила от огня сигарету.
- Проверьте книги, компьютер если есть, школьные тетради. Зараза должна быть уничтожена.
Бригада принялась за привычную работу.
- Нет тут ничего, - тоскливо сказал фельдшер, - осматривая пустые книжные полки. Они всё уничтожили сами.
- Или спрятали, - нахмурилась доктор, - лучше найти полные шкафы, чем ничего. А то “уничтожили сами”, а потом новая вспышка в провинции.
- У меня кое-что есть, - сказал младший медбрат, - девочки любят хранить дневники.
- Дайте сюда! - резко приказала доктор, - И мой вам совет, никогда сами не открывайте такого. У вас ещё нет иммунитета, а эта зараза, напомню вам, не лечится.
Доктор приняла тетрадку из трясущихся рук медбрата и стала сосредоточенно листать.
- У нас проблема, - сказала она наконец, - ребёнок, похоже, был очень заразен. Всех соучеников необходимо немедленно обследовать. А также проверить тех учителей, у которых есть подозрение на нарушение иммунитета.
Её взгляд упал на предпоследнюю страницу маленького дневника и сигарета выпала из её руки.
***
- Внимание, внимание, - перекрывая сирены, вещал голос из репродукторов, - Социальная тревога, социальная тревога. Угроза свободе слова первой степени, всем оставаться на своих местах, не покидать помещение до официального объявления. Социальная тревога, социальная тревога.

seltsimees: (Default)

Originally published at Крадущийся песец, затаившийся енот. You can comment here or there.

Василий решил уйти с работы. Занудные совещания, тим-билдинг со специально приглашёнными клоунами, отчёты, проверки на профпригодность. Он написал письмо в отдел кадров. Подождав три дня он выяснил, что письма никто не получал. Тогда он написал заявление от руки и лично отнёс завкадрами. Завкадрами сообщил, что потребуется время на принятие решения. Через неделю, когда Василий пришёл в отдел кадров, выяснилось, что завкадрами перешёл в Нью-Йоркский маркетинговый отдел повышением, и о заявлении Василия никто не знает. Василий написал ещё одно заявление, новый завкадрами предложил ему ещё подумать и пообещал повышение зарплаты. Получив прибавку и проработав ещё два месяца, Василий решил, что всё-таки хватит. Направляясь с заявлением в отдел кадров, он запнулся за протянутый кабель и сломал руку. После больничного он написал заявление и пошёл прямо к директору представительства. Директор сказал, что он не может принять его заявление, но готов выслушать его предложения по улучшению условий труда. Упрашивал остаться и был достаточно убедителен. Направил Василия работать в головной офис. Поначалу в главном офисе было даже неплохо, но и тут были совещания, которые ничего не решали, работа, которая не требовала усилий. Тогда Василий решил ничего не делать. Может просто выгонят. Но его не выгоняли. Он удалял корпоративную почту, выбрасывал в шреддер служебные записки. Перестал ходить на совещания. Зарплата продолжала приходить, и его фотография даже появилась на доске почёта, оказывается, благодаря его действиям были упразднены некоторые процессы, усложнявшие работу компании. Он забыл про дресс-код и целыми днями играл в пинг-понг с охранниками. Его приставили к премии, один из проектов, который он пропустил, по данным аналитической службы пришедшим с опозданием на две недели мог принести компании два миллиона убытков. Однажды, перепив на корпоративной вечеринке, он ударил по морде президента компании. Его не уволили. Однажды он решил не идти на работу. За ним прислали служебную машину и вежливо, но настойчиво проводили на рабочее место. Он начал пить на рабочем месте. В пьяном угаре он написал письмо на список рассылки компании. На следующий день его встречали аплодисментами. Высказанная им хоть и некорректно идея принесла три миллиона прибыли в одночасье. Теперь его возили на работу на лимузине, оплачивали все его расходы. Василий нарочно стал рассылать порнографию на адреса менеджеров. Это привело к внезапному росту доходов. Вскоре, совет директоров назначил его президентом компании взамен ушедшего по возрасту на пенсию.
И вот однажды он в пьяном полузабытьи засиделся за пасьянсом допоздна. Почти все покинули новый многоэтажный офис.
Василий, пошатываясь, вышел в специально для него оборудованную комнату отдыха и стал перед окном, из которого открывался прекрасный вид на Нью-Йорк.
- За что? - пробормотал он.
- Я люблю тебя, - ответила Компания.

seltsimees: (Default)

Originally published at Крадущийся песец, затаившийся енот. You can comment here or there.

В этом мире нет бессмысленных действий. Нет свободы воли. Нет свободы выбора. Каждый - деталь хорошо отлаженной машины. Даже свободы мысли нет. Зато у жизни есть смысл. Человек идёт по улице, ему под ногу попадает камушек. Как раз достаточно, чтобы слегка изменить его траекторию движения. Чтобы он столкнулся с женщиной, у которой из рук выпадет надкушенное яблоко, которое скатившись по тротуару ударит по пустой бутылке, которая скатится на мостовую, спугнёт спящего кота, который выбежит на середину дороги и станет причиной аварии, которая появится в новостях, которые заставят домохозяйку на минуту выглянуть из кухни… И этот бесконечный, хаотичный с виду бильярд просчитан заранее. Ты думаешь, что ты сам вершишь свою жизнь. Оглянись и подумай. Оглянулся? Это то, что от тебя ждали.

seltsimees: (Default)

Originally published at Крадущийся песец, затаившийся енот. You can comment here or there.

Нет, это не городской толерантный роман про “таких же как вы”. В обычном провинциальном городе, на обычной улице, в обычном доме, и в обычном роддоме, в обычной семье обычных людей рождается самый обычный ребёнок. Ну, там ещё происходит обычное солнечное затмение и пролетает обычная комета. Понятно, что обычные дети при таких обычных предзнаменованиях обычно не рождаются. К ребёнку даже проявляют интерес некие унылые сектанты, но после множества опытов, испытаний и танцев с бубнами разочаровываются. Это не ребёнок Розмари, не Демьен Торн и даже не Капитан Очевидность. Потому что ребёнок самый обычный. Но мы то знаем. Проблема в том, что ребёнок не просто обычный, а самый обычный. А это, как оказывается, гораздо сложнее, чем быть “не таким как все”. А поскольку он самый обычный ребёнок, в определённый момент ему таки да, хочется быть не таким как все. Получается, разумеется, как всегда, в толпе “не таких”, “ярких индивидуальностей” личность не заметна. При этом никакой мистики, оккультной философии или теорий заговора. Парадоксально, но будучи самым обычным ребёнком, а потом самым обычным человеком он оказывается по-настоящему уникальным. Но уникальность эта так никем и не раскрывается, даже самим героем, в силу природы этой уникальности. При этом такой талант ищут многие, но разумеется, не замечают даже столкнувшись с ним: недолгое время он работает в отделе маркетинга компании по производству молочных продуктов. Его выгоняют за профнепригодность, потому что судить о его предложениях поручено не обычным людям. Бездарь замдиректора считает, что дизайн баночек должен быть более броским с участием весёлых мультипликационных героев, а действительно талантливый руководитель отдела с одной стороны считает, что идея действительно найдёт массового потребителя, но ему она недостаточно интересна, а пропихнуть её через руководство и вовсе невозможно. Казалось бы, обычный человек должен вести неимоверно тоскливую жизнь. Это как бы предполагается. Однако, на самом деле…

seltsimees: (Меланхолия Дюрер)
Её звали Номер Пятнадцать. То есть, её, конечно никто не звал, кормили и то ладно. Сначала она жила со своей мамой, двумя сёстрами и пятью братьями. Потом, мама и братья куда-то пропали. Однажды она проснулась, а мамы уже не было. Сёстры бродили, уныло тыкаясь носами в металлические прутья. Через пару недель пропали и сёстры. Дни проходили за днями, менялась вода в поилке, сено в подстилке и еда в кормилке. Иногда какие-то мрачные руки вытаскивали её, несли сквозь тревожные запахи и яркие всполохи, растягивали на столе, больно кололи. Но однажды она почувствовала, что день пахнет иначе, чем все прочие. Она стояла у дверцы клетки, вцепившись в решётку и принюхиваясь. Нарастал шум. Вдруг около самой клетки раздалось:
- Ой, какая миленькая!
Дверца открылась, мрачные руки вытащили Пятнадцатую и положили в руки маленькие и мягкие. Маленькие руки нежно гладили, ласково прижимали, а добрые розовые губки целовали в носик. Пятнадцатая почувствовала что-то, что чувствовала страшно давно, когда мама облизывала и расчёсывала её.
- Мама, посмотри, какая прелесть. Можно мы её возьмём?
- Доча, мы не можем её взять, у папы аллергия.
- Ну, мама, ну пожалуйста.
- Детка, папе будет плохо. Да и кто будет за ней следить?
- Я буду. Честно-честно.
- Нет, мы не можем. Отдай зверушку дяде.
Маленькие руки на мгновение сильно-сильно прижали Пятнадцатую, но потом раскрылись и мрачные руки вновь положили её в клетку.
- Не плачь, на Новый Год мы подарим её тебе, она будет послушная и не будет кусаться. И у папы не будет аллергии.
Пятнадцатая сидела в клетке и хоть она не понимала того, что говорили Большие Люди, но что-то, чего она не понимала ещё больше, оборвалось в ней и она долго, почти вечность, почти пять минут не могла подойти к кормилке.
На Новый Год девочке Юле подарили горжетку. Горжетка весело поблёскивала пластмассовыми глазками, а её маленькие лапки бодро болтались в такт шагам.
Родители не видели, как послушная девочка Юля, сидя в углу детской комнаты среди мёртвых кукол Барби, обнимала мёртвую горжетку ручками, целовала её в сухой носик и горько плакала.
- Ну, зверичка, ну, проснись, ну пожалуйста.

Profile

seltsimees: (Default)
seltsimees

July 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 22 July 2017 00:33
Powered by Dreamwidth Studios