seltsimees: (We'll set it right)
-Я собрал вас здесь, - сообщил диктатор угрюмым людям, сидящим в зале под дулами автоматов, - потому что вы открыто и нагло критикуете режим.
- Мы не замолчим! - выкрикнула с места пожилая дама со злыми честными глазами. Зал в ответ одобрительно загудел, но ропот стих под щелчки предохранителей.
- Я не приказываю вам замолчать, - поморщился диктатор, - но вы должны будете оказать мне одну услугу.
- Никаких уступок, - проворчала та же старушка и покосилась на солдат.
- Никаких уступок, - согласился тиран, - вы всего лишь будете участвовать в тотальной слежке.
Возгласы негодования прекратились только после предупредительного выстрела в потолок. На вредную бабку посыпалась побелка.
- Я не требую от вас доносить мне, наоборот...
На этот раз зал удивленно молчал.
- Наоборот, от вас требуется целиком и полностью оправдывать любого гражданина на ваш выбор. От вас будет зависеть, кого НЕ арестуют, НЕ расстреляют и НЕ будут пытать. Чтобы вы не подумали, что я таким образом использую вас, чтобы арестовывать, расстреливать и пытать ещё неизвестных преступников, каждому из вас будет выдан список тех, кого я собираюсь арестовать, расстрелять или пытать, основанный на оперативных данных, полученных из независимого от вас источника. Нет, простого требования освободить от ответственности недостаточно, вы должны будете доказать, что указанные вам цели не заслуживают наказания. Если пожелаете, конечно, можете находить и изобличать преступников вне выданных вам списков, но это полностью на ваше усмотрение. Вы даже сможете предупредить обвиняемых о том, что им грозит наказание. В любой момент вы можете отказаться от участия в программе слежки, и продолжать вашу антигосударственную деятельность, вас даже не высекут розгами.
- В чём уловка? - дрожащим голосом почти прошептал нервный юноша с последнего ряда.
- В чём уловка, я думаю, вы скоро поймёте. Но предупреждаю, казни и аресты продолжатся с вашим или без вашего участия, но у вас есть шанс сократить число жертв.
- Вы понимаете, друзья, - возвысила голос пожилая дама, - мы должны воспользоваться этой подачкой. Даже если мы не спасём никого, мы можем попытаться.
Зал обречённо закивал.
- Ну вот и ладушки, - ухмыльнулся диктатор, - вас проводят на ваши рабочие места и проинструктируют.
***
Одной из последних сдалась та самая бабка, через три месяца она объявила, что больше не может. Её провели в кабинет диктатора. Он сочувственно посмотрел на неё и налил рюмку коньяка.
- Убедились?
- Это... Это невозможно... Это чудовищно...
Диктатор подошел к окну и молча смотрел сквозь пуленепробиваемое стекло в даль.
- Я... Я не... Я так устала... - всхлипывала старушка, дрожащей рукой опрокидывая рюмку в рот, - Они правда, они действительно, но этого не может быть... Как же так?
- Не расстраивайтесь. Мне кажется, эта новая программа действует. Рано или поздно, через неё пройдут все. И только самые бесчуственные останутся в ней навсегда.
- Значит это и есть те самые пытки, аресты и расстрелы?
- Да. Я вам очень сочувствую, вы вытерпели дольше многих. Вы действительно мучались. Но кое-кому понравилось. И от них есть своя польза, но они останутся здесь и больше не принесут вреда.
- А вы?
- И я тоже останусь здесь навсегда. Идите, вас внуки заждались.
seltsimees: (We'll set it right)
Представляем новый "Стикс" с эффектом лимона и мяты. Забудьте про кухонные запахи! Ваши столовые приборы пахнут рыбой после мытья с обычным чистящим средством? Попробуйте "Стикс", никто даже не вспомнит, что на прошлой неделе на обед была селёдка под шубой.

Марина купила новое моющее средство, отлично отмывает посуду, даже застарелые пригоревшие потёки жира на алюминиевом противне. Отлично, просто отлично, какой скандал был, когда пригорела рыба, а теперь даже ничего и не напоминает, вот последнее пятнышко, раз, и всё как с чистого листа. Что же они так поцапались-то с Колей на прошлой неделе? Вот ерунда, право слово. Да ну, не ерунда... Марина вздохнула, и села на табуретку. Когда они в последний раз не ругались? Ну да, Коля работает, как проклятый, но и Марина тут не лежит пластом. Да тут ещё его мама приезжала. Какая вульгарная баба, бросилась готовить "как Коленька любит" и стол прожгла своей кастрюлей вонючего борща. Кстати, кастрюлю то тоже помыть надо. Всё-таки хорошо отмывает эта новая химия, раз-два, и кастрюля блестит как только что купленная. А ну-ка, если стол протереть. Ну надо же, совсем черное пятно, а отошло прекрасно. Не такая уж она сволочь, эта Тётя Тоня. Ну, только вот зачем грязными калошами по паркету ходить. Да, пол помыть стоит. Кстати, может и тут "Стикс" поможет? О, надо же, и правда помогает. Не только свекровкины следы, но и разлитый детьми "Тирекс" прекрасно отмыл. Тётя Тоня, не, нормальная в принципе свекровь, только вот диван новый кожаный заляпала. У неё банка варенья в сумке разбилась. Вишня ни фига не оттирается. А с новым средством - оттирается! Вот фантастика. Марина в восторге носилась по дому, отмывая тут жирное пятно на обоях, там краску с оконного стекла. Уборка захватила её и окрылила, будто целый мир преображался под её руками. Ванна, туалет, кухня, спальня, детская, снова кухня... Поздно вечером Марина легла спать счастливая и одухотворённая. В её жизни больше не было ни мужа, ни детей, ни свекрови, ни даже родителей. Она, наконец, сможет завтра сесть за свою незаконченную диссертацию. Только маленькое, едва заметное пятнышко на хрустальной вазе заставляло её изредка переворачиваться сбоку на бок.
seltsimees: (We'll set it right)
Дождь начался ночью. Тум-тум-тум, шшшш по подоконнику. Тум-тум. Тум. Шшшш. Тёплый, ласковый, весенний дождь. Под звук дождя и спится слаще. Но в приоткрытое окно донесся не аромат молодой влажной листвы, а едкий запах коптящих сырых дров. Капли дождя прожигали листья, перебивали ветви, постепенно всё затягивало дымкой. Вскоре начали с влажным тихим хрустом разваливаться и оседать под собственной тяжестью стволы деревьев. Капли оставляли на стекле едва заметные червоточины и шипели на жестяном подоконнике, будто он раскалился докрасна. Редкие машины, ехавшие по проспекту, с громкими хлопками останавливались, никто не рисковал выйти. Паника пассажиров рисовалась перед мысленным взором. Что-то глухо ухнуло вдалеке. Погас красный огонёк выключенного телевизора. Внутри дома нарастал гул голосов. Во всеобъемлющей дымке за уже закрытым окном вспыхивали белые, красные и синие огни. Подоконник снаружи уже превратился в серую пену и стекал по стене. Внешнее стекло треснуло и устало вогнулось, но не рассыпалось. Дождь не усиливался, но постепенно расчищал обзор. Глухая стена дыма становилась всё прозрачней, и открывалась за окном голая улица и густое болото бывшего парка. Машины, медленно тонули в пластилиновом асфальте, теперь уже несколько автолюбителей покинули свои нестойкие убежища ради быстрой смерти и смешивались с мягкой маренговой жижей вокруг. Дом напротив потерял свою яркую зелёную окраску. В окнах видны огоньки свечей. Под ногами дрогнуло. Внутреннее стекло, хоть и не тронутое дождём, треснуло наискосок. Зазвенело. И в доме напротив. И в домах, которые из окна не видно. Будто пластиковый кубик в тлеющем костре, дом слегка изогнулся и выдохнул. Внезапно, стало ясно, что шум голосов утих. Всё заканчивается так быстро... Планета смывает грязь со своего круглого лица.
seltsimees: (We'll set it right)
Степаныч опрокинул ещё один граненый стакан водки и крякнул. Утки в ночи откликнулись слабым металическим звоном. "Что ж ты, мил человек, водку-то переводишь", - донеслась из-за холма, где деревня и севший на мель посередь улицы "Икарус", чья-то шальная мысль. Степаныч настороженно огляделся. К костру с ближнего погоста вновь потянулись мертвяки. Медленно, протягивая растопыренные закоченелые пальцы, они садились на корточки у самого огня. В ароматы ночной помойки вливались тонкие каштановые нотки подгорелого шашлыка. Степаныч опять крякнул, утки больше не отзывались. И так тепло стало на душе, так ярко, что не сразу осознал Степаныч, что на ватник его из костра вылетел озорной уголек. Потому и ярко, потому и тепло. Потушил. А мог бы и совсем проглядеть. В ночи ухнула сова. И прямо в костер. Видно сослепу. А может не сова, но уже и не разобрать, хорошо горит. Только покрышка из костра выкатилась, а это не дело. Ну да ничего, вон как раз в пожарный пруд бултыхнулась. А оттуда старухи воду святую черпают, говорят источник на том месте был, сам председатель райисполкома тростью ударил в землю, и ключ забил. Хотел ключ-то тростью поддеть, да вместо того забил, труба там ржавая-ржавая была. Но уж молва о чуде быстро разлетелась. Теперь-то никто не помнит, а в былые времена... Ну а что, пруд от пожара - это хорошо, это правильно. На помойке чуть солнце выйдет тут же что-то коптеть начинает. А старухи-то почти все здесь нынче. Сидят. Поджариваются. У Никитишны-то ещё с прошлого раза задорный такой загар третьей степени во всю левую щеку. А ну кши отседова, дайте и другим погреться. Отходят, но смотрят уж больно недобро. Опять, небось, в районную управу напишут, что никакого почтения к ветеранам труда. Ну да ничего, управу-то закрыли давно, уж больно мало живого населения в районе осталось. Эх, ляпота. Широко раскинулось по правую руку поле, похрапывает. Вчера только с боку на бок перевернулось, хорошо Степаныч успел соломки подложить. Маковой, первый сорт. Хоть не стонет как в прошлом году, два автобуса туристов обосралось. А что это там за огонечки вдали? Не комиссия ли приехала? А, нет, отбой. Детишки играют. Свадьбу. Ну, а как не играть, коли невеста уже на седьмом месяце, непорядок. Чахотка - она штука такая, ещё месяца два и каюк. А вот в газетах-то пишут, что в столице волнения. Миллиард человек вышел на улицу. А не, миллион. Ну, тоже не фунт изюма. Не фунт, так, несколько изюминок. Тьфу, не изюм это, а помет мышиный. А на вкус-то и не отличишь сразу.
seltsimees: (Default)
- Сегодня в нашей программе интервью с академиком Академии Наук СССР, директором Научно-Исследовательского Института Эсхатологии и Космологии, Леонидом Сергеевичем Михайловым. Добрый день, Леонид Сергеевич.
Здесь Солнце светит не для всех, и лишь Луна ко всякому бесстрастна )
seltsimees: (Босх)
- Итак, обратите внимание, на эту коллекцию. Это предметы из реальности №657457912.
Студенты подошли поближе и рассматривали вещи, лежавшие на столе с опаской и недоумением. Несколько книг, бутылка непонятного цвета, тарелка с чем-то похожим на бифштекс с горошком, несколько детских кубиков, ёлочные игрушки.
- Как видите, все предметы имеют так или иначе понятное вам назначение. Я не иронизирую, реальность, о которой идёт речь была весьма точной копией нашего мира.
- Была? - воскликнули полушепотом несколько студентов, так что вопрос прозвучал достаточно громко.
- Именно этот вопрос будет предметом нашей лабораторной работы. Разбейтесь на пары и выберите себе любой из предметов на столе. Не беспокойтесь, они не могут причинить вам никакого вреда. Ваша задача, определить, чем эти предметы отличаются от привычных вам. Внимание! В данный момент мы будем использовать только метод простого наблюдения.
После некоторой, вполне естественной для образовательного учреждения суеты, предметы были распределены, и студенты приступили к работе. Которая, однако, не клеилась.
Профессор, снисходительно посмеиваясь, прогуливался между лабораторными столами.

- Это не книга, это муляж.
- Чем этот воздушный шарик может отличаться от обычного?
- Я это не стану есть...
- Попробуй посмотреть на просвет...

После нескольких минут бесплодных усилий, некоторые студенты начали проявлять признаки раздражения. Профессор хлопнул в ладоши.

- Оставьте пока предметы вашего исследования и давайте вернемся за парты.
С явным облегчением молодые люди расселись на своих местах. Профессор дождался тишины и произнес:
- Итак, кто может описать свои ощущения?
Класс ответил смущенным молчанием.
- Ну же, неужели никому из вас не удалось сделать какой-либо вывод из ваших наблюдений? Не стесняйтесь, я вижу, что у вас сложилось определенное впечатление.
- Да ну, ерунда какая-то, - буркнул студент из второго ряда.
- О, отлично. А не можете ли вы пояснить свою мысль?
- Ну, что-то с этими вещами не так, но хоть лопни, не понимаю.
- Как ни странно, вы уловили практически самую суть. К сожалению, к правильным выводам, вы можете прийти только косвенным путём, поэтому я разъясню ситуацию сам. Дело в том...
Профессор развернул перед аудиторией огромную фотографию коровьей лепёшки.
- Когда мы смотрим на эту фотографию, мы прекрасно осознаём, что на ней изображено. Многие из нас имеют представление, как это пахнет, испытывают брезгливость, оценивают, как может быть применено. Предметы, которые вы видели и даже трогали, практически абсолютно бесполезны. В том числе и в качестве дидактического пособия, поэтому вы и не смогли сделать никаких выводов или хотя бы предположений. Я говорю, "практически", потому что будь они лишены какого бы то ни было смысла, мы вряд ли смогли бы их добыть, а вы - их наблюдать. Должен признать, что тут мы сталкиваемся с не до конца разъясненным парадоксом. Именно понимание произосшедшего в реальности 657457912 принесло неоценимую пользу современной научной эсхатологии. Мы перейдём к изучению выхолащивающего фактора на следующей лекции. Пока же я могу только сказать вам, что возможно нет зрелища более удручающего, чем выхолощенный мир - воздух, который не поддерживает дыхания, свет, который не освещает, надписи, которые не передают никакой информации, твердь, не могущая служить опорой, и ёлочные игрушки, которые не радуют.

Profile

seltsimees: (Default)
seltsimees

September 2017

S M T W T F S
     12
3 456789
10111213141516
1718 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 25 September 2017 22:25
Powered by Dreamwidth Studios